Санкт-Петербургская ассоциация танцевально-двигательной терапии


Главная страница
Об ассоциации
О нас
Наши публикации
Обучение
Связаться с нами


Список представленных статей членов Санкт-Петербургской ассоциации танцевально-двигательной терапии. С полными списками публикаций можно ознакомиться в разделе «О нас»:

Маркова М.В. "Девочка, которая танцует..."

«Девочка, которая танцует…»

Жила-была красивая девочка

И танцевала её душа

Ветер танцует, танцует море,

Танцует небес глубина…

А девочка в платьице странного кроя

Выражает себя…

С ветром танцует, танцует с морем

Словно пантера она…

Прыгает. Обсерватория –

Виден прыжок в телескоп,

Неба и звёзд территория

Впитывает потоп, этой негромкой истории

Об одиночестве стоп.

Кружится, кружится, кружится,

Падает на пол, на нём

Словно на улице лужицы

Искривляется под дождём,

То раздувается, то утюжится,

То длинная, то калачом.

Руки танцуют, танцуют ноги,

Танцует её голова.

Ветер танцует, танцует море,

Танцует глубинное «Я».

И в этом пластическом вздоре

Есть философия:

Философия ветра, философия моря,

И небес глубина.

А глаза закрывает и видит его,

Он на танец её приглашает…

И танцует, как будто знакомы давно,

Он же её обожает…

Вот и закончилась наша сказка

О том, как танцует душа!

И есть у меня для Вас подсказка,

Что с танцем жизнь хороша!




Оганесян Н.Ю. Особенности влияния танцевальной терапии на изменённые состояния сознания

ГУДПО «СПБМАПО Горздрава» кафедра детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии под руководством проф. Э. Г. Эйдемиллера, ГПБ №6

Танцевальная терапия – это новый вид невербальной психотерапии, который недостаточно изучен у нас в стране. Хотя термины – танцевально-двигательная терапия, танцевально-экспрессивный тренинг стали довольно часто звучать в психологической литературе (Э. Грёнлюнд, Н.Оганесян, 2005; В.В. Козлов, А.Е. Гиршон, Н.И. Веремеенко, 2006; А.А. Александров, 2008 стр. 315-353) Необходимо отметить, что танцевальная терапия это, прежде всего психотерапия. Факторы лечебного воздействия в танцевальной терапии такие же, как в психотерапии, в частности: универсальность, акцептация (принятие), альтруизм, отреагирование, саморасткрытие (самоэксплорация), обратная связь, или конфронтация или интеракция, инсайт, коррективный эмоциональный опыт (А.А. Александров, 2002) . Разница состоит в том, что психотерапевтическое воздействие на клиентов/пациентов осуществляется с помощью танца. Изменение состояния сознания в процессе танцевальной терапии происходит по многим из основных модулей, описанных Ч.Тартом. Это: управления движением (motor outpunt, active body image) и восприятия схемы тела (interoception, perceived body image), ощущения (exteroception) и восприятия (input-processing), эмоциональности (emotion) оценки и переработки информации (evaluation and cognitive processing), поведения и структуры личности (sense ofidentity) (А.А.Спивак, 2000).

Танец – это, прежде всего моторика, недаром техники танцевальной терапии часто называют динамической релаксацией (H. Payne, 1992). Но танец также является ресурсным состоянием сознания, танцующий может как дистанцироваться от других людей, исследуя свои ощущения, так и пережить радость совместного творчества, единения с другими в процессе группового танцевального взаимодействия. Именно поэтому в танцевальной терапии важен позитивный подход в работе с клиентом/пациентом. Автором разработан курс танцевальной терапии для больных параноидной шизофренией, галлюцинаторно-параноидный синдром F 20,00 по MKБ10, который включает 10 сессий по 1,5-2 часа два раза в неделю (Н.Ю.Оганесян 2006). На настоящее время танцевальную терапию в ГПБ№6 прошли n=200 пациентов. Моторная неловкость, эмоциональная уплощённость, когнитивный дефицит, входящие в структуру такого заболевания как шизофрения являются мишенями танцевальной терапии. Динамика движений в танце может быть развита танцевальным терапевтом в разных плоскостях - фронтальной, саггитально-латеральной, трансференсной. В данном случае применяется наиболее сильная методика кинестетической эмпатии - «отзеркаливания» движений. Также к двигательной активности и развитию собственных движений может привести одна из методик танцевальной терапии - аутентичное движение, применение которого противопоказано для больных шизофренией. Эта методика часто используется в танцевально – экспрессивных тренингах, проводимых в целях личностного роста. Общим в этих двух подходах является то, что танец вводит человека в Изменённое Состояние Сознания. Но, если первая танцевально-терапевтическая методика – кинестетическая эмпатия, направленно используется профессиональным танцевальным терапевтом в целях развития невербальных коммуникаций больных шизофренией (Н.Ю.Оганесян, 2007, 2008), которые уже в силу заболевания находятся в изменённом состоянии сознания. И целью танцевального терапевта в этом случае является возвращение пациентам осознания действительности с помощью невербально-танцевального проигрывания различных ситуаций в жизни, так как танец это не только моторика, но также образы и эмоции. То вторая – аутентичное движение, при помощи концентрации на телесных импульсах, исходящих от определённых частей тела и двигательных импульсах, позволяющих идти за движениями в ту или иную сторону и усиливать эти движения, может привести в изменённое состояние сознание здоровых людей. Целью тренера в данном случае является развитие новых ощущений и эмоциональных состояний, которые подчас недоступны в обыденной жизни. Людям захочется вновь и вновь пережить состояния полёта, ухода от действительности. Если в стационаре танцевальный терапевт совместно с врачами отбирает пациентов по медицинским показаниям на танцевальную терапию, то тренер не ведёт предварительного тестирования. В группы личностного роста записываются все, кто пожелает, даже те, кому методики танцевальной терапии могут быть противопоказаны. И если это произошло, то танцевальная терапия произведёт неконструктивное воздействие, которое может привести к формированию зависимости. С результатами такого воздействия мы, к сожалению, сталкиваемся, обследуя наших пациентов не только перед поступлением в стационар, но и во время прохождения танцевальной терапии, так как они, как правило, углублены в себя даже на телесном уровне.

Резюмируя, хотелось бы отметить, что применение метода танцевальной терапии должно быть глубоко обосновано для каждого конкретного случая и ответственность за влияние методик проведения, которые приводят к Изменённому Состоянию Сознания, прежде всего, несёт танцевальный терапевт/тренер, который обязан иметь профессиональное образование в области танцевальной терапии.


Оганесян Н.Ю., Риковская В.Б. РАЗВИТИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРОГРАММЫ ПЕРЕПОДГОТОВКИ «ТАНЦЕВАЛЬНО-ДВИГАТЕЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА»

В Санкт-Петербурге разработана и успешно применяется программа переподготовки «Танцевально-двигательная терапия: теория и практика». Первые выпускники этой программы получили дипломы в ИДО РГПУ им. А.И.Герцена более семи лет назад и пришли работать в психиатрические и соматические стационары и диспансеры, общеобразовательные и коррекционные школы Санкт-Петербурга [1, стр. 366; 2, стр. 40; 3, стр. 266; 4, стр. 109; 5, стр. 101]. Полученные знания и приобретенный опыт позволили им стать преподавателями программы переподготовки по танцевально-двигательной терапии в ИПП «ИМАТОН», где в настоящее время проводится этот курс. За последние несколько лет дипломы на право проведения танцевально-двигательной терапии получили уже 56 специалистов, которые работают на всей территории нашей страны от Петропавловска-Камчатского и Благовещенска до Петрозаводска и Архангельска, а также в Эстонии.

В учебный план программы «Танцевально-двигательная терапия: теория и практика» включены практикумы, учебно-практические семинары и лекционные занятия. Все обучение можно разделить на три больших блока: 1. Теоретические и методические основы ТДТ; 2. Танцевально-двигательный практикум с отработкой профессиональных навыков ТДТ; 3. Использование ТДТ в различных областях психологической практики. Богатый практический опыт преподавателей позволяет поэтапно формировать у студентов необходимые для танцевального психотерапевта профессиональные навыки. Например, такие, как постановка психотерапевтических целей и задач в зависимости от имеющегося психического или соматического заболевания, запроса клиента, подбор наиболее эффективных методов и профессиональное исполнение технических приемов танцевально-двигательной терапии.

Следует отметить, что техники работы танцевального терапевта с больными ДЦП, аутизмом, ЗПР, нарушениями слуха и зрения, психотическими пациентами и клиентами, не имеющими серьезного психического расстройства, различаются в постановке целей, задач и методик работы [7, стр. 133-137; 8, стр. 70-73]. Так, например, такая техника как свободный (импровизационный) танец часто может быть просто неприменима в психотерапии некоторых клинических групп пациентов. В таком случае акцент делается в большей мере на психомоторную составляющую танцевально-двигательной терапии.

Практические навыки танцевально-двигательной терапии передаются из рук в руки между студентом и танцевальным терапевтом-преподавателем, во время совместной тренировки техник невербального кинестетического присоединения. В первую очередь к таким техникам относится кинестетическая эмпатия [8, стр. 68]. Она включает в себя: диагностику особенностей движений и координации, присоединение к партнёру (пациенту/ клиенту) через моторику, поиск индивидуальных моторно - эмоциональных движений партнёра (пациента/ клиента), исследование психологических особенностей партнёра (пациента/ клиента) через двигательные функции с последующим выходом на мишени психотерапии. Большое время в учебном процессе уделяется развитию навыков групповых танцевальных импровизаций и их анализа в контексте группового взаимодействия и т.д.

Отдельно необходимо сказать о системе оценки динамики танцевально-двигательной терапии. В зависимости от цели исследования могут применяться разные психологические тесты. Однако диагностический инструментарий может быть направлен на исследование изменений не только психологических особенностей, но и психомоторных. Танцевально-двигательная терапия – это, прежде всего, работа с моторикой. Нами применяются апробированные всеми выпускниками Санкт-Петербургской школы танцевальной терапии методики «Анализ телесного компонента интеллекта» и «Телесный анализ» Н.Ю.Оганесян [6, стр. 178]. Таким образом, на сегодняшний день танцевальные терапевты уже имеют специфические экспериментальные методики исследования психомоторики, что позволяет получать дополнительную диагностически значимую информацию, лежащую вне рамок обычной психологической диагностики.

Резюмируя необходимо отметить, что подготовленные нами профессиональные танцевальные терапевты обладают специальными методиками, навыками и знаниями, которые позволяют им эффективно работать индивидуально и в группе с разными категориями пациентов и клиентов в психиатрических и соматических стационарах, социально-реабилитационных центрах, психоневрологических диспансерах, школах для детей с нарушениями слуха, зрения и опорно-двигательного аппарата, а также в общеобразовательных школах и частной практике. Представители Санкт-Петербургской школы занимаются научными исследованиями особенностей применения танцевально-двигательной терапии, участвуют в российских и зарубежных конференциях с докладами и мастер-классами [9].

Литература

1. Оганесян Н.Ю., Толошинова Д.Ю., Риковская В.Б. Развитие танцевальной терапии в психиатрических стационарах Санкт-Петербурга // Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения: Труды Четвёртой Всерос. науч.-практ. конф. с международным участием. СПб.: Вести, 2009. 572с. Стр. 365-367.

2. Толошинова Д.Ю. «Применение техник индийского классического танца в танцевальной терапии детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата». Вестник психотерапии, Санкт-Петербург, 2009 г, 29 (34), с.40-47.

3. Андреева М.А., Оганесян Н.Ю. Танцевально-двигательные тренинги детей школьного возраста как психологическая составляющая телесного здоровья // Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения: Труды Четвёртой Всерос. науч.-практ. конф. с международным участием. СПб.: Вести, 2009. 572с. Стр. 266-268.

4. Елисеева М.В. Применение методов танцевально-двигательной терапии в работе школьного психолога. Материалы международной научно-практической конференции "Клиническая психология: теория, практика. обучение" - СПб.: ООО "СЕНСОР", 2010. - 173 с. стр 109 - 111.

5. Оганесян Н.Ю., Ильина Д.В. Танцевальная психотерапия больных психосоматическими заболеваниями // Журнал ВАК. Ученые записки СПбМУ им.И.П.Павлова, Изд-во: СПбГМУ СПб.: Т XVII № 2, 2010. Стр. 101 - 102.

6. Оганесян Н.Ю., Толошинова Д.Ю., Риковская В.Б. Телесный анализ в танцевальной психотерапии больных шизофренией как метод диагностики психических состояний. Актуальные проблемы военной психиатрии/материалы всероссийской юбилейной научно-практической конференции.- СПб.:ВМЕДА.-2011.-266с., стр.178

7. Оганесян Н.Ю. Танцевальная психотерапия невротических расстройств (особенности проведения). Современные методы психотерапии [Текст]: материалы ежегод. научн.- практ. симп./ под ред. С.А. Осиповой, В.П. Курпатова; СПб. мед. акад. последипл. образ. – СПб.: СПбМАПО.2011.-220с., стр.133-137

8. Н.Ю. Оганесян, Д.В. Назарова, А. В. Полярина, Е.В. Попова, Д.С. Михайлова, Опыт применения техник танцевально-двигательной терапии у детей и подростков различных нозологических групп", Вопросы психического здоровья детей и подростков" 2012(12) c.67-75.

9. www.spbadmt.ru Сайт Санкт-Петербургской ассоциации танцевально-двигательной терапии




Д.Ю. Толошинова Динамика эмоциональных состояний у детей с двигательными нарушениями в процессе танцевальной терапии

Патологии детей связанные с нарушением опорно-двигательного аппарата многообразны и распространены, в последнее время отмечается рост детей с двигательными расстройствами. По данным Госкомитета РФ на начало 2002 г. На учете в России состояло 658,1 тыс. детей-инвалидов в возрасте до 18 лет. (1) Каждый десятый ребенок инвалид является инвалидом по причине заболеваний опорно-двигательного аппарата. У большинства детей причиной патологии является детский церебральный паралич.

В социальной адаптации и интеграции этих детей необходимо опираться на индивидуальные особенности развития ребенка, сосредоточиться на поиске компенсаторного потенциала личности для выработки адекватных форм поведения.

В психологической коррекции эмоциональных нарушений этих детей используют игротерапию, арттерапию психоанализ, метод десенсибилизации, психорегулирующие тренировки, поведенческий тренинг. Методики применения танцевальной терапии для детей с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата были разработаны и проведены впервые. Анализ отечественных публикаций показал, что данной практики представлено еще не было. В то время как за рубежом танцевальная терапия в лечении такого рода заболеваний и психологической коррекции применяется достаточно давно (в Швеции с 90-х годов прошлого века).

Мы исследовали влияние танцевальной терапии на эмоционально-волевую сферу детей с двигательными нарушениями и считаем этот метод невербальной психотерапии более прогрессивным не только в коррекции эмоциональной сферы ребенка, но и его двигательных навыков.

Для работы с детьми нами были адаптированы основные методы, техники и приемы танцевальной терапии с учетом специфики данного заболевания. Также применялась техника индийского танца – языка жестов, с целью развития мелкой моторики, мимической активности, эмоциональной коммуникативности и развития моторно-образного воображения.

Одной из основных целей танцевальной терапии для детей с нарушениями двигательных функций является развитие осознание собственного тела, создание позитивного образа тела, развитие навыков общение, исследование чувств и приобретение группового опыта.(2)

Таким образом, в ходе танцевальной терапии для детей с двигательными нарушениями, танец используется как форма самовыражения и невербального общения с целью развития личности и системы ее отношений.

Настоящее исследование проводилось на базе школы для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата «Динамика» г. Санкт-Петербурга. Всего в исследовании принимало участие 20 детей. Число участников обусловлено спецификой их заболевания. В контрольную группу вошло 10 детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата в возрасте от 17 до 18 лет. 5 мальчиков и 5 девочек.

В экспериментальную группу вошло 10 детей с двигательными нарушениями от 16 до 18 лет. 4 девочки и 5 мальчиков.

Для проведения исследования были применены следующие методы: клинико-биографический метод; исследование самооценки по методике Дембо-Рубинштейн в модификации А.М.Прихожан; шкала личностной тревожности А.М.Прихожан; методика «Несуществующее животное»; непроизвольный невербальный тест «Какого я цвета?» Н.Ю.Оганесян.

Целью танцевально-терапевтической программы являлось: развитие осознания собственного тела и возможностей его использования; установление чувства собственного достоинства путем создание позитивного образа тела; развитие социальных навыков общения и адекватного выражения своих эмоций; высвобождение подавляемых чувств; раскрытие творческого потенциала.
  • Анализ полученных экспериментальных данных до и после танцевальной терапии показал позитивное влияние танцевальной терапии на детей с поражениями опорно-двигательного аппарата.
  • В результате проведения танцевальной терапии у детей улучшилось общее самочувствие и состояние, отмечается преобладание позитивного фона настроения, снизился уровень общей личностной тревожности.
  • Танцевальная терапия оказывает позитивное влияние на формирование самооценки детей с двигательными нарушениями. Это проявляется в снижении уровня притязаний и приближении самооценки к адекватному уровню.
  • Информативные показатели значимости танцевальной терапии, показали повышение активности у ребенка, снижение агрессии.
  • Представленная программа танцевальной терапии направленная на коррекцию эмоциональных состояний детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, требует поэтапного, дифференцированного подхода с учетом физиологических и эмоциональных особенностей ребенка.
Танцевальная терапия в психологической коррекции эмоционально-волевой сферы детей с двигательными нарушениями требует дальнейшего изучения и применения на практике. В дальнейшем возможна разработка методов и методик проведения танцевальной терапии, с учетом различных физиологических и эмоциональных особенностей детей, связанных с конкретной патологией.

1. Мамайчук И.И. Психология дизонтогенеза и основы пихокоррекции. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та,2000.

2. Гренлюд.Э., Оганесяг Н.Ю.Танцевальная терапия. Теория, методика, практика. – СПб.: Речь, 2004.

3. Шипицина Л.М., Мамайчук И.И. Детский церебральный паралич. – СПб.: Изд-во «Дидактика Плюс», - 2001. – 271 с.

Оганесян Н.Ю., Толошинова Д.Ю., Риковская В.Б. Особенности внедрения танцевальной психотерапии в психиатрические стационары Санкт-Петербурга. Актуальные проблеммы организации и оказания психиатрической,психотерапевтической и медико-психологической помощи
МАПО, ГПБ № 6(стационар с диспансером); ГПБ № 1 им. Кащенко; ГПБ № 3 им. Скворцова-Степанова, Санкт-Петербург

Танцевальная терапия – это психотерапевтическое использование танца и движения как процесса, способствующего интеграции психоэмоционального и физического состояния личности (Грёнлюнд, Оганесян,2004).
Бернштейн Н.А.(Бернштейн,1947) показал, что практически на всех этажах пятиуровневой иерархии управления движением необходимо психическое регулирование. Что же делать, если психика нарушена? При эго - центрированной системе управления движениями в танцевальной терапии внешний мир является как бы пустым пространством, где присутствует тело субъекта, который, напрягая свои мышцы и изменяя траекторию своих движений в танце, формирует новое пространство вокруг себя, позволяя давно забытым или новым образам проявляться из бессознательного. Танцевальный терапевт с помощью танцевально – терапевтических методик проведения сессии может развить движения пациентов, усилив их пространственно образную структуру. Кинестетика оказывается первым, исходным образным языком, у больных шизофренией, через который живое тело начинает психически вспоминать свои ощущения и воспроизводить способы реализации себя вовне.
Танцевальная терапия является психотерапевтической составляющей комплексной реабилитации больных психотическими расстройствами, проводимой в стационарных условиях и строится на основе интегративного подхода в современной психотерапии, включающего в себя практическую, коммуникативную и сценическую составляющие.
Адресатами использования танцевальной терапии, осуществляемой в комплексе лечебно-восстановительных мероприятий больных эндогенными психотическими расстройствами, являются пациенты с заболевания шизофренического спектра, в том числе с выраженной негативной симптоматикой, а также с аффективными расстройствами. Противопоказаниями являются наличие актуальной продуктивной симптоматики, стойких суицидальных тенденций, а также заболевания, симптомы которых могут быть спровоцированы излишней физической активностью
В настоящее время в Санкт-Петербурге танцевальная терапия в клинической практике активно развивается. Первые выпускники программы переподготовки по танцевальной терапии в ИДО РГПУ им. А.И.Герцена под руководством Оганесян Н.Ю. получили дипломы государственного образца, и пришли работать в психиатрические стационары Санкт-Петербурга.
К сожалению, в медицинской среде бытует мнение, что танцевальную терапию «проводят психиатр и психолог, прошедшие подготовку по групповой психотерапии» (Вид, 2008 стр.302-303). Мы со своей стороны можем отметить, что психиатр и психолог должны не только достаточно хорошо уметь танцевать сами, но и пройти подготовку по танцевальной терапии. В противном случае недостаточная координация, сила и амплитуда движений, могут послужить не адекватной моделью для пациентов. Танцевальный терапевт, кем бы он не был, психиатром или психологом, не является пассивным членом группы, а танцует с пациентами, стимулируя и развивая их психомоторный потенциал.
Цель применения танцевальной терапии в психиатрическом стационаре – минимизация патологической симптоматики за счет коррекции двигательных, эмоциональных, поведенческих и межличностных нарушений в результате психотерапевтического использование танца и движения.
Отдельно необходимо подчеркнуть, что танцевальный терапевт, где бы он/она не работал, в стационаре или диспансере поддерживает тесный контакт с лечащим врачом пациентов. Так как лечащий врач должен знать, как его пациенты функционируют на невербальной психотерапии, чтобы совместно с танцевальным терапевтом выстроить перспективу лечения.
Для разработанной Оганесян Н.Ю. (Оганесян, 2005) краткосрочной танцевальной терапии наиболее приемлемой, в условиях психиатрического стационара является длительность в 10 сессий, по 1,5-2 часа два раза в неделю. Структура разработанной танцевально-терапевтической сессии, состоит из 7 частей: 1) разминка, гимнастика ци-гун или корригирующая гимнастика по системе Ю.А. Афанасьева; 2) обсуждение темы сессии; 3) танцевальная импровизация, индивидуальная или общая; 4) показ картины, обсуждение темы и её цветового решения, проработка какой-либо установки; 5) релаксация по теме картины; 6) рисование собственного видения темы картины; 7) заключение – общий танец. Эта системная танцевальная терапия применяется в ГПБ № 6 как в стационаре, так и при диспансерном наблюдении Отдельно обращаем внимание, что профессиональный танцевальный терапевт вправе вносить свои изменения в этот комплекс, так как личность танцевального терапевта играет огромную роль в этой невербальной психотерапевтической работе.
Так, например в ГПБ № 3 им. Скворцова-Степанова – медицинский психолог и танцевальный терапевт Риковская В.Б., (Риковская, 2008) которая работает в реабилитационном отделении, взяла за основу, перечисленную выше структуру сессии, так как проводит ещё и арт-терапевтические занятия и имеет возможность провести отдельную психотерапевтическую работу с рисунками, сделанными на танцевальной психотерапии уже в рамках индивидуального психологического консультирования. Пациенты, получившие танцевальную терапию в стационаре, имеют возможность продолжить поддерживающие занятия после выписки, так как многие посещают клуб бывших пациентов.
В тоже время в ГПБ № 1 им. Кащенко – медицинский психолог и танцевальный терапевт Толошинова Д.Ю. (Оганесян, Толошинова, 2009) тоже работающая в реабилитационном отделении, структурировала свою сессию из 5 частей: 1.разминка – разогрев мышц, активация моторных навыков. Развитие мелкой моторики, координации, уменьшение мышечного напряжения; 2. обсуждение темы сессии – подготовка к определённому виду деятельности, к дальнейшей осознанной работе; 3. развитие темы сессии, направленное на приобретение личного опыта, формирование определённых навыков, посредством практических танцевально-двигательных методов; 4. танцевальная импровизация (индивидуальная, групповая или парная), направленная на самовыражение, самопринятие и взаимопринятие участников группы; 5. заключение – общий танец. подведение итогов занятия. В данную структуру сессии органично вписалась разработанная Толошиновой Д.Ю. (Толошинова, 2009) техника языка жестов из индийского танца, применяемая с целью развития мелкой моторики, мимической активности, эмоциональной коммуникативности, моторно-образного воображения.

Отдельно необходимо сказать о системе оценки динамики танцевальной терапии с больными шизофренического спектра. В зависимости от цели исследования могут применяться любые психологические тесты, которые могут освоить больные шизофренией. Но так как танцевальная терапия это, прежде всего работа с моторикой, то нами применяются разработанные Оганесян Н.Ю. и опробированные всеми выпускниками Санкт-Петербургской школы танцевальной терапии методики «Анализ телесного компонента интеллекта» и «Телесный анализ» (Оганесян 2009) Последняя методика может применяться при оценке психомоторной динамики с помощью видео материала с привлечением, как самих пациентов, так и независимых психологов и врачей, а также может быть модифицирована для оценки динамики танцевальной терапии со здоровыми испытуемыми. Таким образом, на настоящее время танцевальные терапевты уже имеют экспериментальные психологические методики исследования психомоторики, которые являются продолжением и дополнением клинического анализа психического статуса больных шизофренией. Это позволяет получать дополнительную диагностически значимую информацию, лежащую вне рамок обычной психологической диагностики.
Резюмируя можно сказать, что внедрение танцевальной терапии в комплекс клинико-психологических вмешательств позволяет интенсифицировать процесс реабилитации, а проводить танцевальную терапию могут только специалисты, прошедшие переподготовку в танцевальной терапии, в противном случае эффективность танцевальной терапии будет значительно снижена.

Литература
1. Грёнлюнд Э., Оганесян Н. Танцевальная терапия. Теория, методика, практика. СПб, Речь 2004
2. Бернштейн Н.А. О построении движений. Медгиз., М., 1947
3. Вид В.Д. Психотерапия шизофрении. СПб, Питер, 2008
4. Оганесян Н.Ю. Танцевальная терапия в реабилитации психотических расстройств: Авитореферат дисс. на соискание уч. степени канд. психол. наук. СПб, 2005
5. Риковская В.Б. Танцевально-двигательная терапия в реабилитации шизофрении. Материалы международной научно-практической конференции 25 марта 2008, Пенза, пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского , стр. 76-79.
6.Оганесян Н.Ю.. Толошинова Д.Ю. Танцевальная терапия в системе реабилитациибольных с психотическими расстройствами в условиях стационара. Проблемы и перспективы стационарной психиатрической помощи. Под. Ред. О.В. Лиманкина Т. II, Санкт-Петербург 2009 стр. 185-190
7. Толошинова Д.Ю. Применение техник индийского классического танца в танцевальной терапии детей с нарушениями опорно-двигательного. Вестник психотерапии. СПб 2009 29 (34) стр.40-47
8. Оганесян Н.Ю. Теоретико-методологические аспекты танцевальной терапии больных шизофренией. Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия психология, социология, педагогика. 2009. Выпуск 2, ч. I, стр.206-215


Оганесян Н.Ю., Мавлявиева Л.И. К ВОПРОСУ О ТЕРМИНОЛОГИИ В ТАНЦЕВАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ
Аннотация
В статье обсуждаются такие понятия как «Танцевально-Двигательная терапия», «Танцевальная Терапия», «Танцевальная Психотерапия», «Танцевально-экспрессивный тренинг», «Танцевально-двигательный Тренинг личностного роста» используемые в средствах массовой информации и научных публикация. Даётся интерпретация этих терминов с позиций Санкт-Петербургской школы танцевальной терапии Ключевые слова: «Танцевально-Двигательная терапия», «Танцевальная Терапия», «Танцевальная Психотерапия», «Танцевально-экспрессивный тренинг», «Танцевально-двигательный Тренинг личностного роста», интерпретация этих понятий
Oganesyan N. Yu., Mavlyavieva L.I. Revisited dance therapy glossology The following terms are discussed in the article: dance movement therapy, dance therapy, dance psychotherapy, dance expressive training, dance expressive training of personality development, which are widely used in mass media and scientific issues. These terms are interpreted from the Saint-Petersburg dance therapy school point of view. Key words: dance movement therapy, dance therapy, dance psychotherapy, dance expressive training, dance expressive training of personality development, these terms are interpreted
В современном мире терминология имеет особенное значение в общении людей, являясь как источником получения информации, так и инструментом воплощения профессиональных задач. Обращение общественного сознания к личностному началу привело к интегрированию и взаимодействию наук и областей знаний, обмену ими понятиями и терминами, рождению новых граничащих названий. С введением в оборот новых терминов возникает потребность и необходимость в их изучении и уточнении. Так, в средствах массовой информации, и особенно в сети Интернета сегодня достаточно часто звучат названия отдельных программ, предлагаемых психологической индустрией. Это «Танцевальная Терапия», «Танцевально-Двигательная терапия», «Танцевальная Психотерапия», «Танцевально-экспрессивный тренинг», «Танцевально-двигательный Тренинг личностного роста». Многие авторы научных публикаций употребляют эти термины, исключением не являются и авторы этих строк.
Однако, справедливости ради, необходимо заметить, что вопросы терминологии не являются просто абстрактной научной или чисто филологической проблемой. Игнорирование глубинного содержания, которое скрывается за внешне безобидными словесными клише, может привести к травмирующему опыту. На одном из сайтов в Интернете можно прочесть такую рекламу - «Занятия по танцевальной терапии направлены на коррекцию фигуры, совершенствование осанки, развитие гибкости и эластичности опорно-двигательного аппарата, а так же пластичности и танцевальности». Хотелось бы спросить – «А причём тут – терапия?» и «Зачем использовать медицинский термин терапия, если это занятия хореографией?»
Еще пример в том же духе. В рекламе одного детского сада написано, что в нем проводятся занятия по танцевальной терапии, сказкотерапии, арттерапии и музыкальной терапии. Так много терапий одновременно на голову здоровых малышей! По нашему мнению, бездумное использование «брендов» дискредитирует метод, и что вполне естественно вызывает обоснованное раздражение в среде специалистов. Любая научная дисциплина базируется на четком понятийном аппарате. Главное требование к языку науки - это ясность, не зависящая от личного опыта разных исследователей. А ясности наука добивается путем использования терминологии, так как термин всегда описывает строго определенное, единое для всех понятие. Обращаясь к словам Э.Г. Эйдемиллера [Эйдемиллер 2009] «С терминологией нужно быть очень осторожными, необходимо расшифровывать каждый термин», мы, профессиональные танцевальные терапевты Санкт-Петербургской школы, считаем своим долгом вынести на обсуждение данную терминологию. Тем более, что от названия психотерапевтического или консультационного процесса во многом зависит правильное понимание работы конкретного специалиста, а в данном случае - танцевального терапевта.
Итак, «Танцевальная Терапия», «Танцевально-Двигательная терапия», «Танцевальная Психотерапия» - все это психотерапевтическое использование танца и движения как процесса, способствующего интеграции эмоционального и физического состояния личности.
Термин Танцевально-Двигательная Терапия (Dancе-Movement Therapy) принятый в международном обращении в настоящее время уже достаточно широко известен и в нашей стране, хотя в медицинском и психологическом сообществе вызывает некоторое недоумение. Например, выпускники курса танцевальной терапии, продолжающие свое обучение в магистратуре или аспирантуре, испытывают трудности с формулировкой темы своего исследования, так как научные руководители недоумевают по поводу корректности использования терминов «танцевально-двигательная терапия», «танцевальная терапия» и др.
Можно наблюдать, что танцевальные терапевты, получившие профессиональное образование в ИДО РГПУ им. А.И. Герцена, в своих публикациях используют разную терминологию, связанную с терапией танцем. Этот выбор определяют разные обстоятельства: цель работы (терапия, консультирование, коррекция и т.д.); выбираемые танцевальным терапевтом средства (танец, движение, танцевальное упражнение и т.д.) и, конечно же субъект, на которого направлено действие (клиент, пациент, участник тренинга, а также его задачи и т.д.).
Преимущественное использование термина «танцевальная терапия» в нашей работе акцентирует внимание на то, что в данном виде специфической психотерапии главным является непосредственно танец. Исключая слово «двигательная», мы привлекаем внимание к тому, что если главным в психотерапевтической работе является всё-таки танец, то и термин должен быть адекватно акцентированным.
Слово «двигательная», в нашем понимании несет в себе смысловое значение приоритета работы с отдельным и конкретным движением. Например, когда в терапевтических целях необходимо усилить едва уловимое и почти невидимое движение, впоследствии приводящее к психотерапевтическому эффекту в виде катарсиса, инсайта, нового понимания или осознавания человеком своей проблемы. Или в структуре танцевальной терапии большое место занимает лечебная гимнастика. Именно с этих позиций танцевальные терапевты Санкт-Петербургской школы называют профессиональное сообщество «Ассоциацей Танцевально-Двигательной Терапии» [www.spbadmt.ru].
Следующий термин, на котором мы хотели бы остановить внимание, это «танцевальная психотерапия». Как известно, носить звание психотерапевта и заниматься психотерапией в нашей стране могут только врачи. Медицинские психологи вправе проводить психокоррекцию. Могут ли заниматься психотерапией социальные работники, хореографы, фитнес-тренеры и т.д., по наитию транслируя метод танцевальной терапии? По нашему мнению, позиционировать проведение танцевальной психотерапии могут исключительно врачи и медицинские психологи. Представители перечисленных выше профессий, не имеющих к тому же соответствующего образования и переподготовки, обязаны со всей ответственностью понимать суть психотерапии с помощью танца.
Принципы лечебного воздействия в танцевальной терапии такие же, как в психотерапии [Оганесян 2009], а в частности это: 1. универсальность – участие в танцевально – терапевтической группе позволяет включиться в групповое взаимодействие на невербальном уровне; 2. акценптация (принятие) – эмоциональная поддержка группы в танцевальной терапии позволяет клиенту осознать особенности своего телесного поведения; 3. альтруизм – клиент, находящийся в танцевально-терапевтической группе имеет возможность не только получить поддержку, но и поддержать других, хотя в процессе жизни он может этого и не делать; 4. отреагирование собственных проблем и комплексов с помощью танца создаёт определённую основу для изменений; 5. самораскрытие (самоэксплорация): групповая и индивидуальная танцевальная терапия стимулирует откровенность, проявление скрытых желаний, эмоций, образов в танце. Которые позволяют отреагировать проблемы и комплексы клиентов на невербальном уровне, с обязательным, профессиональным вербальным подкреплением; 6. обратная связь, или конфронтация, или интеракция – эти реакции позволяют клиенту в невербальном (с помощью кинестетической эмпатии) и вербальном закреплении (в словесном отреагировании) понять, как его воспринимают другие люди; 7. инсайт (осознание) и катарсис – осознавание пациетом/клиентом не осознаваемых прежде связей между особенностями своей личности и неадаптивными способами поведения, которые в танцевальной терапии можно получить гораздо быстрее, нежели в вербальной психотерапии, т.к. в процессе танца психологическая защита с помощью когнитивного отреагирования снимается легче; 8. коррективный эмоциональный опыт – интенсивное переживание актуальных отношений или ситуаций (когда прошлые забытые проблемы выходят на поверхность с помощью танца), благодаря которому происходит коррекция неправильного обобщения, сделанного на основе прошлых тяжёлых переживаний, что происходит при помощи танца, как невербального способа эмоционального отреагирования; 9. проверка нового поведения (проверка реальности) – обучение новым способам поведения, в соответствии с осознанием старых неадаптивных стереотипов поведения постепенно про помощи танцевальных движений, проецируемых танцевальным терапевтом, танцевальной импровизации клиента/пациента осуществляется переход к приобретению новых способов взаимодействия, которые впоследствии корректируют поведение клиента/пациента в определённых ситуациях.
Таким образом, если содержание танцевально терапевтической сессии и как результат - изменения поведения или состояния клиента/пациента соответствуют изложенным выше параметрам, то можно говорить о том, что это танцевальная психотерапия [Оганесян 2008].
В свою очередь, психотерапевты и медицинские психологи, не имеющие танцевальные навыки и опыт работы с телом и движением, затрудняются объяснить роль танца в процессе работы с клиентом/пациентом и его проблемой; применить элементы определенного танцевального стиля, несущие в себе психотерапевтический эффект. Так, мы выходим на обсуждение вопроса о компетенциях танцевального терапевта и требованиях к нему. Но это тема нашей следующей дискуссии. В рамках же данной статьи хотелось бы лишь заметить, что танцевальная терапия интегрирует в себе знания нескольких областей, а значит, предъявляет серьезные требования к исполняющим ее специалистам: это и теоретические знания; и хореографическая подготовка; и личный потенциал в виде высокой степени энергетико-эмоциональной эмпатии, когнитивного самоанализа и анализа спонтанно возникающих импровизированных ситуаций в танцевальном действии с клиентом, пациентом, респондентом, участником тренинга.
К нашему большому сожалению такой профессии как – танцевальный терапевт, а тем более, танцевальный психотерапевт, у нас в стране нет и видимо не скоро появится [Oganesyan, 2008]. Поэтому заслуживают уважения усилия факультета психологии РГПУ им. А.И. Герцена по развитию и совершенствованию программы переподготовки по Танцевальной Терапии. [www.herzen.spb.ru]
Психология, психотерапия, психиатрия как базовые науки, изучающие разные стороны психики и образующие своеобразный центр множества отделившихся от них дисциплин, смежные науки, несмотря на все различия, все же могут соприкасаться в рамках единого исследования. Отдавая должное терминологии, заметим, что именно она выступает в качестве связующего звена между ними. Подобный факт обусловлен множеством причин, например, сложностью определения содержания понятий нормы и патологии в отношении психического состояния. Основной задачей психологии является изучение законов психической деятельности в ее развитии. Какая бы проблема или аспект, относящиеся к изучению человека, не были бы выбраны, последовательное их изучение, так или иначе, приводит к необходимости анализа круга явлений, определяемых как психические [Мавлявиева, 2009]. В этой связи отметим, что танцевально-экспрессивный тренинг, как пространство изучения и выявления социально-психологических и личностных особенностей участников, динамики их осознаваемых и неосознаваемых отношений к себе или к другому, представляет возможности использования танца в качестве средства диагностики, коррекции и упражнения.
Нам импонирует интепретация термина «Танцевально-экспрессивный тренинг» предложенный Т.А. Шкурко. «Базовым представлением, лежащим в основе танцевально-экспрессивного тренинга … является представление о танце как экспрессивной модели выражения личности, включенной в определенный социально-психологический контекст» [Т.А.Шкурко, 2003].
«Танцевально-двигательный тренинг личностного роста» практически отличается от вербальных тренингов личностного роста только включением танца и некоторых техник танцевальной терапии. И направлен на те же цели что и «танцевально-экспрессивный тренинг».
Резюмируя необходимо отметить, что научная терминология не является чем-то застывшим, и развивается вместе с наукой. Логика развития научного знания ведет к тому, что на границах с психологическими науками формируется большое количество терминологических наименований. Танцевальная терапия как область научного знания и практика пока еще находится на стадии становления и самоопределения, а следовательно создание терминологического аппарата требует повышенного внимания. Мы приглашаем к диалогу и дискуссии всех заинтересованных специалистов. Хотелось бы надеяться, что эта статья послужит предостережением от появления в Интернете непрофессиональных видеоматериалов с демонстрацией танцевальных импровизаций под заголовком «танцевальная терапия - психологический тренинг на импровизацию» и т.д. А также авторских текстов с отсутствием осознанной оценки особенностей применения танцевальной терапии, полнейшей путаницей в терминологии и непрофессионально искажённым цитированием уже изданных книг.

Литература
1.Эйдемиллер Э.Г. Психотерапия как активная духовная практика, основанная на естественнонаучной и гуманитарной парадигмах. Психотерапия № 10(82) 2009, стр. 29-35.
2. Оганесян Н.Ю. Теоретико-методологические аспекты танцевальной терапии больных шизофренией. Журнал ВАК. Вестник Санкт-Петербургского Университета, СПб., Сер 12., Вып. 2. Ч.I, 2009, стр.206-214, 308с.
3. Сайт Санкт-Петербургской Ассоциации танцевально-двигательной терапии - www.spbadmt.ru
4. Oganesyan N.Yu. Dance therapy as form of communication activating psychotherapy for schizophrenic patients. Body, Movement and Dance in Psychotherapy Routledng Vol.3, No.2, September 2008, p. 97-107;
5. Сайт РГПУ им. А.И. Герцена. Программа профессиональной переподготовки по специальности «Танцевальная терапия» - www.herzen.spb.ru
6. Оганесян Н.Ю. Влияние танцевальной терапии (групповых танцевальных импровизаций) на развитие невербальных коммуникаций больных шизофренией. Психотерапия. – Москва, 2008, № 5 (65), стр. 42 – 47.
7. Mавлявиева Л.И. Танец как метод и условие развития творческих сил личности (в свете концепций Альфреда Адлера). Журнал ВАК. Педагогическое образование и наука МАНПО. ? Москва, 2009, № 5, стр. 101-103.
9. Шкурко Т.А. Танцевально-экспрессивный тренинг. Санкт-Петербург. Речь, 2005, 192с.


Д.Ю. Толошинова Применение техник индийского классического танца в танцевальной терапии детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата

Психиатрическая больница им. П.П. Кащенко, Санкт-Петербург

В настоящее время танцевальная терапия с успехом применяется в лечении и психологической коррекции больных с различными заболеваниями, от опорно-двигательного аппарата до психических и психосоматических расстройств. Активной научной и практической деятельностью в данной области занимаются и отечественные ученые [9].

Сегодня в современной российской психотерапевтической и психокоррекционной работе все чаще можно встретиться с влиянием восточных традиций и многочисленных направлений духовного развития человека. В развитии танцевально-двигательных методов также наблюдается синтез западных и восточных практик [ 3 ].

В данной статье автор рассматривает актуальность применения тех-ник индийского классического танца в психотерапевтической и психо-коррекционной работе детей с нарушениями опорно-двигательного аппа-рата, в частности, в танцевальной терапии.

1. Направленность техники языка жестов в психотерапевтическом процессе. В 1915 г. в Лос-Анжелесе Рут Сен-Дени основала школу «Денишон». Используя в своей работе религиозные танцы Индии, целью ее преподавания было физическое, умственное и духовное совершенствование человека. Применение индийского классического танца в россий-ской психотерапевтической работе отмечается лишь в последнее время [ 7 ].

Индийский классический танец знаменит языком жестов «хаста» и «мудра» (санскр. – хаста – кисть руки, мудра – символ, знак, жест). Этот язык жестов напоминает сурдоперевод (язык глухонемых). При помощи различных комбинаций пальцев в индийском танце передается смысл песни, разыгрываемого действия, эмоциональные и физические состояния. При этом выполнение жестов имеет целительное воздействие на организм человека в связи с тем, что на ладонях находится большое количество точек акупунктуры, массируя которые можно рефлекторно воздействовать на внутренние органы, связанные с ними. При соприкосновении пальцев происходит не только точечный массаж, но и развивается мелкая моторика, координация движений пальцев, активизирующая работу мозга. Выполнения жестов оказывает влияние на равномерное развитие мозговых полушарий, так как они оба включены в единый процесс. «Логическое» левое полушарие отвечает за безошибочность выполнения технических элементов, а «творческое» правое – за артистизм и творческое воображение.

В.М. Бехтерев в своих работах убедительно доказал влияние движений рук и пальцев на ЦНС. Оказалось, что простая манипуляция руками помогает снять напряжение и умственную усталость [ 4 ]. Развитие тонких движений пальцев рук положительно влияет на функционирование речевых зон коры головного мозга. М.М. Кольцова в своих исследованиях также установила, что формирование речевых областей в коре головного мозга совершается под влиянием импульсов от движений рук. Систематические упражнения по тренировки движений пальцев являются «мощным средством повышения работоспособности коры головного мозга» [5].

Согласно учению Л.С. Выгодского, будучи относительно самостоятельной, независимой от высших интеллектуальных функций и легко управляемой, моторная сфера дает богатейшую возможность для компенсации интеллектуального дефекта, тем самым, указывая на важность совершенствования двигательной сферы у детей, нуждающихся в специальном коррекционном обучении.

На практике применяются разнообразные формы работы по разви-тию мелкой моторики пальцев рук. Работа с карандашом, орехами, пуговицами, пинцетом и т. д., игра с пластилином, игра с бумагой, с песком или семенами, рисование пальчиками, а также изображение пальцами предметов, образов окружающего мира, конструирование фигур, действий и явлений из пальчиков и рук. Сочетание пальцевых упражнений с речевым сопровождением, задает ритм, способствует быстрому запоминанию и осознанному выполнению движений.

2. Целесообразность применение техники языка жестов для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Существуют десятки употреблений различных жестов, обозначающих объекты, предметы и явления окружающей действительности, языковые знаки, характер отношений между людьми. Арсенал этих выразительных средств насчитывает несколько сотен понятий. Помимо самого языка жестов, танцовщицы ин-дийского танца используют мимическое выражение эмоций и чувств, которые придают жестам особую яркость и отображают отдельные нюансы их значений.

Использование танцевальных техник и языка жестов в психокоррекционной работе с детьми, страдающими двигательными нарушениями и испытывающими сложности в моторно-двигательной сфере, в мимическом выражении, связанным с конкретной патологией, в проявлении эмоций весьма обоснованно и необходимо. Танцевальные техники вызывают у детей большой интерес и мотивированность на участие в занятии, привносит момент игры и развлечения. Разнообразные двигательные нарушения этих детей, затрудняющие выполнение пальчиковых упражнений, обусловлены действием ряда факторов. В.А. Лапшин (1990) выделяет следующие нарушения:
- ограничение или невозможность произвольных движений, что сочетается со сниженной мышечной силой;
- изменение мышечного тонуса, например при ДЦП отмечается повышение мышечного тонуса (кисти рук сжаты в кулаки и т. д.);
- появление насильственных движений (гиперкинезов), затрудняющих выполнение любых произвольных движений;
- снижение координации движений и равновесия;
- потеря ощущения движений тела и его частей (кинестезии);
- затруднение речи, вследствие паралича мимико-артикуляционной мускулатуры.

Помимо перечисленных нарушений можно выделить еще несколько причин, вызывающих сложности в выполнении жестов у этих детей: слабая переключаемость движений, связанная с нарушением ЦНС; сложности в длительном сосредоточении и удержании внимания; низкая мотивация. Использование техники языка жестов для работы с детьми, страдающими нарушениями опорно-двигательного аппарата, направлено на развитие:
1) мелкой моторики и координации движений пальцев рук;
2) укрепление мышц рук, умение ощущать движения мышц;
3) навыка самообслуживания и письма;
4) мимической активности;
5) моторно-образного воображения;
6) зрительно-моторного контроля;
7) осознанного и произвольного выполнения движений;
8) переключаемости движений, согласованной координации;
9) навыка удержания позы.

Помимо перечисленного с помощью совершенствования движений рук развиваются психические процессы, такие как произвольное внимание, зрительное и слуховое восприятие, память, умение действовать по инструкции, творческий потенциал ребенка. Полагаем, что систематические занятия по изучению техники индийского танца и языка жестов способствуют коррекции не только двигательных нарушений мелкой моторики у детей с патологией опорно-двигательного аппарата, но и коррекции эмоционально-волевой сферы.

3. Классификация жестов, направленность применения в практической работе. Классический индийский танец имеет обширно разработанную теоретическую базу. В трактате «Натьяшастра» [ 6 ] подробно описываются выразительные средства, доступные человеку. В «Натьяшастре» представлены четыре вида способа выражений: а) через различные части тела, в том числе жесты и лицо; б) через голос, речь, песню; в) через чувства, эмоции; г) через внешний вид, грим, костюм.

Жесты бывают смысловыми (имеющими определенное значение) и декоративными (жесты технического аспекта танца). Существует три вида жестов: 1) смысловые жесты одной руки (насчитывается около 24 типов движений); 2) смысловые жесты двумя руками (13 типов движений); 3) технические жесты, не имеющие определенного значения (27 типов).

По значению жесты подразделяют на три группы: 1) натуральные естественные жесты, выражающие простые действия; 2) интерпретируемые жесты, имитирующие характерные признаки и черты объекта; 3) символические жесты, использующиеся для изображения понятий, объектов.

Употребление жестов обязательно сопровождается движениями тела, которые подкрепляются выражениями лица и глаз. Мимические выражения эмоций и чувств придают жестам особую яркость и отражают отдельные нюансы их значений. Танец может включать в себя 9 позиций или настроений: любовь – отвращение, героизм – страх, радость – печаль, покой – гнев, удивление. При помощи движений, мимики и жестов можно с тонкостью передать любое настроение.

В процессе изучения жестов работа терапевта с ребенком происходит индивидуально «рука в руку». Большой плюс данной методики перед привычными развивающими гимнастиками состоит в том, что язык жестов носит смысловую нагрузку, которую можно варьировать в зависимости от интересов и желания ребенка.

Нами была адаптирована техника языка жестов для работы с детьми, страдающими двигательными нарушениями, учитывая специфические особенности нозологической группы для реализации коррекционных целей. Для практической работы выделяются жесты следующего уровня: 1) выше уровня головы; 2) выполняющиеся на уровне лицо–корпус; 3) ниже уровня талии. Данная классификация необходима для развития пространственной ориентации ребенка, осознания частей и границ тела, освоения разных уровней пространства. Представляем описание некоторых тестов.

1. Простые жесты одной рукой – разнообразные жесты одной руки имеют свои конкретные функции и задачи, они могут быть направлены на развитие моторики отдельных пальцев, укрепление мышц, развитие эластичности, удержание формы, расслабление, тренировку переключаемости и т. д.
2. Сложные жесты двумя руками – симметричные жесты рук, сложение простых жестов в сложные. Эти жесты направлены на согласованную и совместную работу рук.
3. Комбинации жестов двух рук – ассиметричное движение кистями рук. Эти жесты направлены на тренировку координации, внимания, памяти.
4. Разнообразные вариации жестов, сопровождающиеся различными лексическими темами. Эти жесты имеют очень широкую направленность, происходит речевое присоединение смысла к жестовому образу, повышается осознанность выполняемого действия, тренируется зрительно-моторное соотнесение.

Разработанные комплексы упражнений для развития мелкой моторики на основе языка жестов индийского танца, предназначены для детей всех возрастов, сложность упражнений варьируется в зависимости от конкретной патологии и возможности ребенка.

Для создания благоприятной мотивации на занятии обыкновенная гимнастика для пальцев становится увлекательной игрой, где пальцы и кисти рук превращаются в многочисленные предметы, образы и явления окружающей среды. Вниманию детей предлагаются занимательные рассказы, сопровождающиеся наглядной жестикуляцией.

Представляем план проведения занятия и примеры жестов.
1. Разучивание языка жестов необходимо начинать с простой разминки и разогрева мышц кистей, что способствует повышению подвижности суставов, оказывает тонизирующее воздействие на биологическую активность кровообращения, состояние мышц и суставов кистей. Следует потереть друг о друга ладошки, расслабить и потрясти кистями рук, про-делать сгибательные движения фалангами и пальцами рук и т. д.

2. Основная часть комплекса:
а) разучивание жестов вместе с их смысловыми значениями в последовательности: простые жесты одной рукой, сложные симметричные и ассиметричные жесты двух рук, постепенное усложнение заданий;
б) постепенное ускорение темпа, для тренировки внимания, памяти и переключаемости, развития ловкости и координации;
в) выполнение жестов под словесную инструкцию направлено на осознанное выполнение жестов, благодаря присоединения смысла к жестовому образу. Каждому жесту присваивается название, которое необходимо запомнить и соотнести с определенной комбинацией пальцев. Это служит средством более легкого запоминания жеста – происходит выполнение жеста не по образцу, а по памяти.
«Река» – руки располагаются горизонтально полу, кисти направлены ладонями друг к другу. Осуществляется параллельное движение рук, словно течение реки.
«Солнце» – руки поднимаются выше уровня головы, кисти соприкасаются ладонями крест на крест и проворачиваются.
«Рыба» – одна кисть накладывается на другую сверху, ладони направлены в пол, далее большие пальцы отставляются в стороны, и вращаются словно плавники, движение от себя.
«Птица» – руки горизонтально полу, кисти ладонями развернуты к себе, большие пальцы отставляются и зацепляются друг за друга, кисти перекрещиваются, делая сгибательные движения пальцами, словно птица машет крыльями.
«Цветок» – кисти соприкасаются ладонями, далее пальцы округляются и разводятся в стороны, мизинцы, большие пальцы и запястья остаются соединены;
г) творческая работа, сочинение собственных жестов может служить для развития моторо-образного воображения и для отреагирования эмоций, например изображение животных может послужить выражением страха некоторых животных и т. д. 3. Расслабление кистей и пальцев рук выполняется для снятия излишнего напряжения, усталости.

Использование данной техники в работе с детьми, страдающими двигательными нарушениями, можно проводить как самостоятельное коррекционное мероприятие или включать ее в различные методы психологической коррекции: танцевальную терапию, игровую терапию, арт-терапию. Специфика использования «языка жестов» требует умения пра-вильно выполнять жесты, трактовать их разнообразные смысловые значения как по отдельности, так и в сочетании, а также подкреплять жестовые образы соответствующими мимическими выражениями.

Предложенная техника индийского танца – языка жестов, направленная на развитие мелкой моторики, координации движений пальцев, развитие и укрепление мышц руки, тренировка навыка самообслуживания и письма, развитие мимической активности и т. д., имела успешное применение на практике. Она не имеет противопоказаний, является перспективной альтернативой существующим техникам и формам работы по развитию «тонких» движений пальцев рук.

Литература:

1. Бачина О.В. Пальчиковая гимнастика с предметами. Определение ведущей руки и развитие навыков письма у детей 6–8 лет : практ. пособие для педагогов и родителей / О.В. Бачина, Н.Ф. Корабова. – 2-е изд., испр. и доп. – М. : АРКТИ, 2007. – 88 с.
2. Белая А.Е. Пальчиковые игры / А.Е. Белая. – М. : Астрель, 2001.
3. Гиршон А. Танцевально-двигательная терапия в контексте тренингов личностного роста / А. Гиршон // Танцевально-двигательная терапия. – М., 1997.
4. Датешидзе Т.А. Система коррекционной работы с задержкой речевого развития / Т.А. Датешидзе. – СПб. : Речь, 2004. – 128 с.
5. Кольцова М.М. Двигательная активность и развитие функций мозга ребенка. – М.: Педагогика, 1973. – 144 с.
6. Драматургия и театр Индии : сб. статей. – М., 1961. – С. 9–82.
7. Лапшин В.А. Основы дефектологии : учеб. пособие / В.А. Лапшин, Б.П. Пузанов. – М. : Просвещение, 1990
8. Малкина-Пых И.Г. Телесная терапия / И.Г. Малкина-Пых. – М. : Эксмо, 2007. – 752 с.
9. Оганесян Н.Ю. Танцевальная терапия: теория, методика, практика / Н.Ю. Оганесян. – СПб. : Речь, 2004. – 288 с.
10. Цвинтарный В.В. Играем пальчиками, развиваем речь / В.В. Цвинтарный. – СПб., 1999. – 40 с.

Абстракт. Рассматривается целесообразность применение техники языка жестов для детей с двигательными нарушениями. Дается классифи-кация жестов и направленность применения их в практической работе. Данная техника предлагается, как альтернатива существующим техникам по развитию «тонких» движений пальцев рук, способствует коррекции не только двигательных нарушений мелкой моторики, но и коррекции эмо-циональной сферы этих детей.
Ключевые слова: танцевальная терапия, индийский танец, язык жестов, моторика, психокоррекция.
Keywords. Dancing therapy, The Indian dance, Sign language, Motility, Psychocorrection, The oporno-impellent device.


Интервью Оганесян Н.Ю. интернет изданию «Психологическая газета» 01.10.2010 «Танцевальный терапевт является моделью для пациента»
- Наталья Юрьевна, когда вы заинтересовались танцем? - Я танцевала всегда, сколько себя помню: услышав музыку, сразу же принималась танцевать. Мои родители далеки от балета – мама юрист, а папа – инженер, кандидат технических наук, но они поддержали мое увлечение танцем и отдали меня в хореографический кружок. Там я занималась несколько лет, а потом преподаватель порекомендовал поступать в Академию Русского балета имени Агриппины Яковлевны Вагановой. И я поступила туда, хотя это было непросто. Все дети, которые учатся в Академии, мечтают танцевать на сцене профессионально, их мотивация настолько высока, что тяжелый труд совсем не пугает. Балет – это действительно не для всех, потому что нужны не только особые физические данные, но и страстное желание выступать, а также стойкость характера и психологическая устойчивость, которые позволяют справиться с нагрузкой. Такая учеба очень рано формирует индивидуальность, потому что танцовщики уже в 18 лет должны выходить на сцену и выступать перед зрителями. Я счастлива, что пройдя эту школу, стала балериной - это моя главная и любимая профессия, которой я посвятила большую часть своей жизни.
- Как сложилась ваша творческая судьба? - Сначала я выступала в кордебалете на сцене Малого оперного театра, потом, приехав в Тбилисси, стала ученицей знаменитого танцовщика и балетмейстера Вахтанга Чабукиани и танцевала в его театре. Перед тем, как уйти на пенсию я начала работать в Ленконцерте, там уже была сольная работа: я исполняла классические и характерные партии, что-то придумывала и ставила для себя сама. Самые любимые мои балеты – «Жизель» и «Лебединое озеро».
- Вы многие годы отдали балету, а как вы пришли к интеграции своего танцевального опыта с психологией, как стали танцевальным терапевтом? - Мой путь в психологию был долгим и извилистым. Волею судеб, я очень часто выступала на концертах в честь праздников в Институте имени Бехтерева, танцевала вместе со своим партнером «Вальс на музыку к драме Лермонтова «Маскарад». Номер драматический, даже трагический – в конце мой партнер выходил, такой грозный, душил меня и я падала. Почему-то институт имени Бехтерева очень часто приглашал нас выступить именно с этим номером. Психиатры – народ серьезный. Помню, в одном из концертов участвовала Алиса Бруновна Фрейндлих, она играла «Карлсона». Комедийный номер, а зал не смеется. Выглядываем из-за кулис, чтобы посмотреть - сидят такие строгие люди в белых халатах… Кто бы мог подумать, что пройдет время, и я в таком же халате буду работать клиническим психологом в больнице! О получении новой профессии я задумалась в 38 лет, когда пришла пора выходить на пенсию. У балерин, к сожалению, короткая карьера. Я знаю несколько языков, поэтому, перестав танцевать, устроилась в финскую школу преподавателем финского и шведского языка. Кроме того, я занялась работой со школьным ансамблем финского народного танца. Помню, вошла в помещение, где пели дети, увидела как этот хор, официально наряженный в костюмы «черный низ, белый верх», вытянувшись по стойке смирно, поет веселые финские песни, обалдела и стала что-то придумывать, чтобы их расшевелить, раскрыть. Занималась с ребятами, учила их двигаться, раскованно вести себя на сцене. Преподавая финский язык, я стремилась как можно быстрее получить результат, добиться, чтобы дети свободно заговорили по-фински, и с этой целью создала авторскую методику, которая называлась «Хореографическая лингвистика», призванную обучать языку с помощью танца.
- Это была психологическая методика? - Когда работала над этой методикой, я не подозревала о том, что она может быть как-то связана с психологией. Но, когда я презентовала ее на выставке «Женский проект-99», мне порекомендовали побеседовать о ней с врачом-психотерапевтом Эдмондом Георгиевичем Эйдемиллером. Эдмонд Георгиевич с интересом отнесся к моей работе и пригласил на повышение квалификации в МАПО, я училась там и продолжала преподавать в школе. А сам термин «арт-терапия» я впервые услышала в Финляндии, общаясь со своими коллегами-преподавателями на стажировках по языку. Мне сказали: «Наталья, ты занимаешься арт-терапией!». Потом я уже целенаправленно поехала в Хельсинки получать образование. Когда я начинала учиться, в университете не было отдельного направления по танцевальной терапии, поэтому, когда я показала свою программу, мне предложили защищать диплом именно по танцевальной терапии, который назывался «Школа красоты человека: звук, цвет, движение». Я писала диплом и училась в Высшей балетной школе Стокгольма у профессора Ерны Грёнлюнд, с которой мы позже написали книгу «Танцевальная терапия: теория, методика, практика». Я считаю ее своим учителем.
- Чему она вас научила? - Научила видеть психологическую функцию танца, показала технику кинестетической эмпатии, которую мало кто из танцевальных терапевтов знает. Ее могут освоить только те, кто профессионально владеет танцем – эта техника задействует тонкие механизмы, координационно-моторные и телесн-эмоциональные, которые не сможет увидеть непрофессионал. Я считаю, что наличие профессионального танцевального образования для танцевального терапевта очень важно, потому что у него должна быть с детства сформирована так называемая моторная сила движений. Если этого нет, то эффективность его терапевтической работы будет значительно снижена и некоторые танцевально-терапевтические техники ему будут недоступны. Танцевальный терапевт является моделью для пациента, поэтому он должен правильно исполнять движения, так как является партнёром по танцу, где границы терапевт-больной стираются и это является главным лечебным фактором в танцевальной терапии.. Чем большим спектром физических возможностей владеет человек, тем больше у него преимуществ в работе с пациентом. Танец первичен, как первична первая сигнальная система – моторика, посредством которой человек познает мир.
- Кого из российских психологов вы считаете своими учителями? - Эдмонда Георгиевича Эйдемиллера Людвига Иосифовича Вассермана и Бориса Вениаминовича Иовлева, они помогали мне в работе над кандидатской диссертацией «Танцевальная терапия в реабилитации психотических расстройств», которую я успешно защитила, благодаря их поддержке. Я благодарна за помощь и Сергею Александровичу Кулакову, он был научным руководителем диссертации. Также на меня большое влияние оказали труды Виктора Давыдовича Вида, в отделении которого я работала, особенно его книга «Психоаналитическая психотерапия при шизофрении», которую я прочла как Библию – с карандашом в руках. Я признательна коллегам за то, что они помогли мне сформировать научный подход к работе. Поскольку все исследования по психомоторике в нашей стране закончились в советское время (о ней писали Ананьев, Лурия, Бернштейн, Веккер, Выготский, Головей, Ильин и Розе, а потом – провал, слово это исчезло из употребления), многое приходится восполнять, заполняя научный вакуум, который сформировался в последние годы. Поэтому цель работы Санкт-Петербургской ассоциации танцевально-двигательной терапии, председателем которой я являюсь, заключается в том, чтобы проводить фундаментальные научные исследования. Я модифицировала методику телесного анализа пациентов «Телесный анализ Лабана» и со студентами моего первого выпуска в РГПУ им. Герцена мы отработали ее на курсе. Слава Богу, что у меня есть ученики, надеюсь, что они будут продолжать исследования, писать статьи в научные журналы и активно развивать танцевальную терапию.
- Какие вы видите варианты интеграции танцевальной терапии с другими видами терапии искусством, например с арт-терапией, психодраммой? - В структуру моей сессии в рамках образовательной программы «Танцевально-двигательная терапия: теория и практика», которая начинается в ноябре этого года в Институте практической психологии «Иматон», входит психотерапевтический рисунок и релаксация. Для меня рисунок – вербализация, выход на поверхность тех чувств, которые переполняют больного. В отличие от танца рисунок статичен и его можно использовать в качестве материала для терапевтического анализа. В методах терапии искусством (это касается как российской так и западной арт-терапии) специалистам свойственно, к сожалению, пока еще блуждать в потемках. Нам всем предстоит ответить на множество вопросов. Я рекомендую коллегам, интересующимся танцевальной терапией, книгу В.В. Козлова, А.Г. Гиршона, И.И. Веремеенко «Интегративная танцевально-двигательная терапия» и книгу Джоан Ходоров «Танцевальная терапия и глубинная психология. Движущее воображение», а также предлагаю им ознакомиться с англоязычными изданиями. Мне хотелось бы, чтобы мои студенты, обучаясь на программе «Танцевально-двигательная терапия: теория и практика», научились критически мыслить, и могли оценить, что каждая из предлагаемых техник значит для них самих, каким образом они буду работать с больными. В России сейчас много специалистов, которые называют себя танцевальными терапевтами, но на самом деле, если человек называет себя терапевтом, он должен понимать: терапия – это лечение, а не тренинг. Я хочу, чтобы учащиеся четко поняли и увидели разницу. А вот куда им идти – в тренеры или в терапевты – это уже их выбор. Терапевтический подход требует намного большего количества навыков и большей ответственности за результат своей работы. Медицинские психологи, работающие в больницах, должны давать оценку того, что произошло с пациентом за время психокоррекционной работы, написать психологическое заключение о динамике состояния пациента в процессе танцевальной терапии и описать результат (положительный или отрицательный), который должен знать врач.


Беседовала Юлия Смирнова

Н.Ю. Оганесян, Д.В. Назарова, А. В. Полярина, Е.В. Попова, Д.С. Михайлова, «Опыт применения техник танцевально-двигательной терапии у детей и подростков различных нозологических групп»
Танцевально-двигательная терапия (ТДТ) у детей и подростков различных нозологических групп включает в себя такие художественные формы, как танец, живопись, музыка, драма, которые заключают в себе элемент игры и тем самым способствуют развитию спонтанности ребенка, укреплению самооценки, способности более глубоко чувствовать и переживать проблемы и комплексы, которые не были отреагированы ранее [8, 9, 10]. В ТДТ велика роль личностного подхода, так как главная задача танцевального терапевта - не только раскрытие на невербальном уровне индивидуальных особенностей ребенка, но и коррекция его нарушенных взаимоотношений с окружающим миром [8, 13].

Основные техники ТДТ – это параллели, интерпретации известных психотерапевтических техник на языке движения и танца. Можно проследить несколько таких параллелей: присоединение по позе и дыханию в НЛП - присоединение по позе и движению или кинестетическая эмпатия в танцевальной терапии; преувеличение, усиление чувства и его выражения в гештальт-терапии - оформление, преувеличение определенного движения в процессе танцевальной сессии, развитие темы в действии; работа с мышечными блоками и последовательностями сложно координированных действий в телесно-ориентированной терапии - освобождение от напряжения, расширение диапазона движений в ТДТ. [4, 8].

Использование этих приемов в работе с детьми позволяет решить проблемы, возникающие в процессе их межличностного взаимодействия. Так, кинестетическая эмпатия, то есть эмпатическое принятие партнера посредством «отзеркаливания» его движений, способствует развитию эмоциональной сферы ребенка. Благодаря использованию данной техники в процессе ТДТ ребенок обучается на невербальном уровне чувствовать состояние партнера, своевременно реагировать на его жесты, движения, мимику, а также адекватными средствами выражать собственные чувства. Ритмическая групповая активность, представляющая собой совместное движение членов группы под единый ритм, использование кругового группового танца позволяют создать атмосферу внутригруппового единства, формируют у детей положительное отношение к сотрудничеству. Приобретенный в процессе ТДТ позитивный опыт межличностного взаимодействия позволяет сохранить теплые, доброжелательные отношения между детьми и после окончания работы. Групповой танец предполагает неблизкую дистанцию и взаимопересекающиеся персональные пространства партнеров, что рассматривается как реализация внутригрупповых отношений.

Одной из основных техник ТДТ выступает работа с координацией движений. Именно развитие координации движений позволяет активизировать зоны коры головного мозга, отвечающие за речь и ассоциации, что особенно акту-ально для детей с заболеваниями аутистического спектра. Индивидуальный танец, реализуемый в одиночестве, без обращенности к реальному или воображаемому партнеру, рассматривается как аутокоммуникация, основная цель которой самопознание и саморегуляция. ТДТ дает возможность детям познакомиться с большим количеством разнообразных движений, не похожих на их собственные формы самовыражения. Осознать свои реальные отношения к группе, к себе, к конкретным другим, к миру в целом, а также причины этих отношений. Расширение двигательного репертуара детей, возможность свободной танцевальной импровизации как способа самовыражения и выражения отношений позитивно влияют на самооценку ребенка, развивая его творческий потенциал и уверенность в себе.

В данной статье мы представляем исследования особенностей проведения и влияния ТДТ на психомоторику детей и подростков 4-х танцевальных терапевтов, представителей Санкт-Петербургской школы танцевально-двигательной терапии (www.spbadmt.ru) прошедших обучение в РГПУ им. А.И. Герцена и ИПП ИМАТОН, проведенные в разное время. Это дети: 1) с нарушениями опорно-двигательного аппарата (детским церебральным параличом – ДЦП); 2) нарушением зрения; 3) ранним детским аутизмом и синдромом Дауна; 4) подростки школьного возраста:

1. Танцевально-двигательная терапия учащихся с нарушением опорно-двигательного аппарата. Психические нарушения при ДЦП обусловлены ранним органическим поражением головного мозга, ограничением двигательной активности, социальных контактов, а также условиями воспитания. Отрицательное воздействие на нервную систему может оказать психологическая обстановка в семье, невозможность полноценной игровой деятельности, педагогическая запущенность [14, 15].

Двигательные нарушения, ограничивающие предметно-практическую деятельность, затрудняющие развитие самостоятельного передвижения и навыков самообслуживания, ставят больного ДЦП с первых лет жизни в почти полную зависимость от окружающих взрослых. Это способствует формированию у него пассивности, безынициативности, нарушает становление мотивационной сферы. Таким образом, двигательные расстройства у детей с ДЦП отрицательно влияют на весь ход их психического развития [17]. Кроме того, при ДЦП имеют место нарушения эмоционально-волевой сферы, поведения, интеллекта, речи, зрения и слуха, связанные с ранним органическим поражением головного мозга. Нередко отмечается задержанное развитие по типу психического инфантилизма. В своих поступках дети в основном руководствуются эмоциями удовольствия, они эгоцентричны, волевые усилия недостаточны. Больные эмоционально неустойчивы, легко истощаемы, инертны, отмечаются ранние проявления сексуальности. Наблюдается дисгармония развития личности с неустойчивым настроением и сложной школьной и социальной адаптацией [16]. Главная проблема больных с двигательными нарушениями - сниженная функция понимания возможностей своего тела или его частей. У некоторых больных само движение может вызывать боль, поэтому они очень пассивны в своих мотивациях двигаться [15].

Подготовка и составление программ индивидуальных танцевально-терапевтических сессий для учащихся с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата требуют: изучения медицинской карты учащегося; учета индивидуальных особенностей и степени заболевания опорно-двигательного аппарата; учета степени сохранности двигательных функций; знания особенностей развития познавательной деятельности и возможности психических нарушений; знания о наличии вторичных и сопутствующих заболеваний.

С учетом специфики работы с данной нозологической группой программа индивидуальных танцевально-терапевтических сессий наряду с техниками танцевально-двигательной терапии обязательно включает упражнения лечебной физической культуры (ЛФК), направленные на решение ряда важных задач: 1. Нормализация дыхательной функции. 2. Коррекция осанки. 3. Нормализация произвольных движений в суставах верхних и нижних конечностей. 4. Коррекция мелкой моторики рук. 5. Коррекция сенсорных расстройств. 6. Активизация психических процессов и познавательной деятельности.

Методика занятий индивидуальной ТДТ с учащимися с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата была апробирована на базе специальной коррекционной школы «Озерки» VI вида г. Санкт-Петербурга. Всего в ней участвовали 24 ученика 12-14лет. Длительность занятия - 1 час два раза в неделю.

Для исследования динамики психоэмоционального состояния учащихся с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата в до и после участия в индивидуальной ТДТ была разработана следующая программа: 1. Первичная диагностика; 2. Составление коррекционной программы индивидуальных танцевально-двигательных терапевтических сессий для учащихся с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата, включающей ЛФК и танцы на колясках; 4. Проведение индивидуальной (5 сессий) и групповой (5 сессий) форм танцевально-двигательной терапии; 4. Итоговая диагностика. Ввиду индивидуальных особенностей заболевания статистический анализ данных не проводился.

С учетом специфики работы с данной нозологической группой программа индивидуальных танцевально-терапевтических сессий включала элементы адаптивной физической культуры, направленных на решение задач по повышению уровня двигательной активности. Введение в программу групповой ТДТ танцев на колясках позволяло детям почувствовать особенности движения в пространстве, ощутить радость от эмоционального наполнения танцевального пространства в групповом взаимодействии.

В результате проведения индивидуальных терапевтических сессий у учащихся улучшилось общее самочувствие и состояние, отмечалось преобладание позитивного фона настроения, повысилась степень удовлетворенности жизнью, снизился уровень общей личностной тревожности. Увеличился объем активных движений, которые приобрели силу, пространственную динамику, стали более вариативными. Улучшилось объединение тела и движений, дети стали задействовать больше частей тела. Появились новые направления движений в танце, улучшилась ритмичность движений. Снизилось критическое отношение к своей внешности при улучшении понимания себя.

Таким образом, занятия ТДТ активно влияют на расширение двигательных возможностей учащихся с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата, помогают удовлетворить естественную потребность в движении и коммуникации, необходимую для полноценного уровня жизнедеятельности, улучшают активность и уверенность в себе.

2. Танцевально-двигательная терапия учащихся с нарушениями зрения. Работа проводилось на базе школы-интерната № 1 им. К. К. Грота Красногвардейского района г. Санкт-Петербурга. В ней приняли участие младшие школьники с нарушениями зрения (слепые и слабовидящие), всего 20 человек, обучающиеся по общеобразовательной программе коррекционной школы III-IV вида. Дети были записаны на занятия танцевально-двигательной терапией по желанию. Группы формировались на основании выраженности зрительного дефекта.

Занятия со слепыми и слабовидящими детьми проводятся в разных группах, с опорой на различные анализаторы. На занятиях со слепыми детьми ведущими являются слуховой и тактильный/кинестетический анализаторы. При работе со слабовидящими детьми используется также зрительный анализатор. Занятия строятся в игровой форме. [5, 6, 7]. Все комплексы танцевальных упражнений выполняются под специально подобранную музыку, используются предметы – мячи, платки, кастаньеты.

При построении занятий мы придерживаемся следующих основных принципов. 1. Проведение занятий в игровой форме в виде законченных сюжетных композиций. 2. Побуждение детей к эмоциональному самовыражению и двигательному творчеству через игру. 3. Активная роль преподавателя на занятиях. 4. Одобрение и поддержка танцевальным терапевтом детей, которые предлагают новые танцевальные композиции, состоящие из танцевальных элементов и ритмических упражнений. 5. Разучивание детских танцев.

Основная цель работы со слепыми детьми состояла в том, чтобы, развивая координацию движений и чувство ритма, научить их двигаться под музыку в пространстве, а впоследствии выйти на уровень рефлексии в движении и танце. Со слабовидящими детьми – разучивать простые танцы, отвечающие различным эмоциональным состояниям, позволяющим впоследствии с помощью танца-импровизации свободно выражать те или эмоции.

Всего с испытуемыми детьми было проведено 10 занятий, длительность занятия – 40 минут, частота - 2 раз в неделю. Каждое занятие включало подготовительную (5-10 мин.), основную (20-30 мин.) и заключительную части (10 мин.).

В подготовительной части занятия (коррекционная гимнастика) осуществляется начальная организация детей, сосредоточение их внимания. Решаются задачи функциональной подготовки организма детей к предстоящей работе в основной части занятия. В процессе выполнения различных упражнений коррекционной гимнастики могут решаться и частные лечебно-профилактические задачи.

В основной части занятия решаются задачи общей и специальной направленности средствами танца, детям предлагаются движения под музыку различных танцевальных стилей, отрабатывается согласованность движений с музыкой. В связи с тем что на основную часть занятия приходится большая часть физической нагрузки, для ее уменьшения на начальном этапе и с учетом состояния ребенка используются облегченные исходные положения (сидя, в упорах), дополнительная опора (у стенки). Занятия проводятся совместно танцевальным терапевтом и педагогом-психологом. Время выполнения упражнений на начальном этапе более краткое, а время отдыха – наоборот, более длительное. По мере повышения уровня тренированности время на выполнение упражнений увеличивается.

В заключительной части решаются задачи восстановления сил организма, используются техники релаксации и обратной связи. Результативность занятий. У 80% школьников с нарушением зрения во время занятий наблюдалось расширение границ пространства, улучшение ориентировки в замкнутом пространстве. Улучшилось общее физическое самочувствие испытуемых. Если до начала психотерапии жалобы на усталость выражали 56,7% занимающихся детей, то после ее завершения - лишь 13,3%.

В процессе ТДТ дети со зрительными нарушениями становятся более активными, мобильными, выносливыми, быстрее адаптирующимися в новых условиях, их движения - более точными, когда отбрасывается все лишнее и не- нужное. Для незрячего ребенка движение и танец носят двоякий смысл: во-первых, танцевальное движение выступает как познавательный компонент, во-вторых, как реализация возможностей незрячего адаптироваться и функционировать в окружающей среде. И, в-третьих, целенаправленно используемый в терапевтической работе со слепым и слабовидящим ребенком танец выступает как инструмент коррекции последствий социальной и сенсорной депривации, инструмент работы с эмоциональными состояниями, самовыражением.

Таким образом, в ТДТ через оздоравливающую роль движений осуществляются попытка к эмоциональному восприятию себя в новом качестве, попытка отношения к себе как к полноценной личности и восстановления психологического комфорта в обществе, что является одним из важнейших условий реабилитации и социальной интеграции инвалидов по зрению. [7].

3. Танцевально-двигательная терапия детей с ранним детским аутизмом и синдромом Дауна. При работе с детьми с диагнозом РДА существуют определенные трудности, основные из которых связаны с неспособностью детей к установлению эмоциональных связей, сложностями в общении, нарушением речевого развития [2]. Что касается детей с синдромом Дауна (СД), то их поведение незначительно отличается от поведения других детей. Определенные стадии развития могут начинаться позже и длиться дольше. Основные трудности детей связаны с социальной адаптацией.

Цель исследования состояла в изучении возможностей применения ТДТ у детей с данными особенностями развития. Гипотеза состояла в том, что ТДТ может быть эффективна как метод реабилитации детей с РДА и СД, поскольку использует невербальные методы коммуникации, которые помогают расширить выразительный мир ребенка, имеющего проблемы в общении и социальном взаимодействии.

Объект исследования – дети с РДА и дети с СД (всего 24 человека), средний возраст – 5 лет, проходившие реабилитацию в социально-реабилитационном центре «Звездный дождь» г. Челябинска. В процессе проведения танцевально-двигательных сессий с детьми с РДА использовались техники, позволяющие быстрее преодолевать трудности в установлении контакта и эмоциональных связей, способствующие успешному взаимодействию с ребенком при нарушении речевого развития, осознаванию им телесной картины, помогающие ему взаимодействовать, учиться коммуникации [9].

1. Наблюдение за поведением ребенка. Дети с РДА тонко чувствуют каждое действие, направленное в их сторону, имеют нестандартные реакции на сенсорные сигналы. Первичное наблюдение необходимо, чтобы понять особенности конкретного ребенка, его телесные характеристики (двигательный аппарат и двигательный репертуар, степень развития координации, моторики). Последующее наблюдение позволяет определить, насколько быстро готов ребенок усваивать предложенные ему темы, способен выполнять определенные упражнения, движения. На основе наблюдения за картиной тела выбираются танцевально-терапевтические техники.

2. Установление невербального контакта и изменение настроения в положительную сторону. Установление контакта происходит через присоединение, когда терапевт, следуя за ребенком и вместе с ним, начинает выполнять его движения. Или присоединение может осуществляться через заинтересованность ребенка действиями терапевта. Иногда присоединение происходит через посторонние предметы, что смягчает первый контакт. Изменить настроение в положительную сторону можно с помощью музыки, с помощью повторения любимых действий ребенка, даже если это стереотипные движения

3. Подбор движений для контакта и танца. На первых занятиях танцевальный терапевт, как правило, сам предлагает движения ребенку. Движения следует предлагать, ориентируясь на телесные особенности ребенка. Например, если он ходит на «цыпочках», то предлагаются движения, позволяющие ребенку «непроизвольно» опускаться на всю стопу. Если слабо развита мелкая моторика, можно использовать упражнения с кистями, пальцами рук. Можно предложить ребенку движения, которые он будет показывать, желая выразить состояния, – нравится/не нравится, хорошо/плохо. Это обычно делается при нарушении речевой коммуникации. Для повышения степени комфортности и доверия полезны упражнения на полу. Предлагаемые движения могут меняться от быстрых к медленным, от резких к плавным. Лучше, если на занятии будут ритуалы, которые позволят сохранить эмоциональный фон для ребенка. Несмотря на то что структура занятия может быть одна и та же, внутри него движения и упражнения должны меняться в зависимости от текущих целей. Главное - это следовать за ребенком, чтобы не вызвать неадекватную реакцию на внезапно изменившийся привычный порядок.

4. Развитие двигательного репертуара. С детьми двигательный репертуар лучше развивать через образы. Например, сначала показывать короткие видео или картинки и обращать внимание на то, как изображенные персонажи двигаются, какими частями тела. Далее следует перенести это на практику и вместе с ребенком повторять увиденное. Или последовательно работать с каждой частью тела, а потом соединить в общую картину. Например, уделить внимание рукам – как они могут танцевать, какие движения ими можно сделать, затем пофантазировать и представить свои руки в виде другого образа. Отразить, как можно разговаривать руками. И так со всеми частями тела. Можно использовать рисунок. Важно уделить внимание телесной картине - у большинства детей плохое телесное осознавание, они не могут определить, где какая часть тела находится, не могут на себе ее показать. Телесные упражнения помогают понять собственное тело, его границы.

5. Работа с разными эмоциями происходит через имитацию эмоций животных, героев из мультфильмов. Можно задавать эмоцию, чтобы ребенок угадал ее, или вместе с ним проигрывать и изображать героев разных мультфильмов. Эту технику использовать необходимо после установления контакта, телесной проработки, поскольку с аутистами выйти на эмоции получается не быстро.

6. Игра с предметами и имитация животных. Предметы могут использоваться как для развития двигательного репертуара, так и для развития координации движений, моторики, обучению взаимодействию с другими людьми. Предметами могут выступать платки, мячи, игрушки, обручи. Имитация животных предполагает имитацию движений животных для развития двигательного репертуара, укреплению мышц, стимуляции общения [11].

Все техники тесно связаны между собой, иногда границы не могут быть четко видны – одна переходит в другую, важно импровизировать, отталкиваясь от индивидуальной особенности ребенка.

Наш опыт показывает, что ТДТ - эффективный метод работе с детьми с особенностями развития. С помощью невербального метода коммуникации с ребенком быстрее устанавливается контакт, он быстрее раскрывается, что способствует успешному достижению целей реабилитационного процесса. Детей с СД можно включать в групповые занятия быстрее, чем детей с аутизмом. Но это зависит от степени результативности ребенка в процессе индивидуальной работы с ним. При этом необходим качественный анализ, основанный на описании проведения сессий и индивидуальных задач работы с каждым ребенком.

4. Танцевально-двигательная терапия в профилактике агрессивного поведения подростков. Специфической особенностью агрессивного поведения подростков в возрасте 14-15 лет является зависимость от группы сверстников, потребность в самоутверждении, поиске способов выражения чувств и эмоций, которые, порой, не находя адекватного выхода, принимают деструктивные формы [1].

Актуальность рассмотрения танцевально-двигательного тренинга как метода профилактики агрессивного поведения обусловлена повышенным интересом к различным видам танца со стороны подростков и спецификой их возрастных потребностей, характеризующихся, в частности, поиском форм установления новых и эффективных взаимоотношений с окружающими, приобретением навыков регуляции своего эмоционального состояния, релаксации, утверждения себя как значимого члена группы [3].

Нами разработана и проведена программа танцевально-двигательного тренинга, направленного на профилактику агрессивного поведения подростков. В тренинге приняли участие подростки 14-15 лет в количестве 30 человек, учащиеся общеобразовательных школ города Санкт-Петербурга. Тренинг включал пять занятий длительностью 4,5 часа. Основная группа численностью 30 человек была разделена на 3 малые группы. Контрольную группу составили 30 человек, с которыми не проводился танцевально-двигательный тренинг. Программа танцевально-двигательного тренинга включала в себя упражнения, направленные на актуализацию и изменение отношений в группе, развитие членов группы как субъектов отношений, оптимизацию социально-психологического климата, снижение тревожности и агрессивности путем отреагирования чувств и отношений; снижение уровня тревожности путем получения навыков эффективной релаксации; развитие чувствительности к разнообразным проявлениям личности другого человека [18, 19].

В разминочной части использовались техники body jazz, танец частей тела, базовые движения современных танцевальных направлений. В основной части использовались: групповой танец, индивидуальный спонтанный танец; танцевальная импровизация на заданную тему; танец в паре; групповой круговой танец; кинестетическая эмпатия; ритмическая групповая активность; работа с предметом (в парах, и индивидуально). В заключительной части использовались: релаксация по Джекобсону, работа с телесными зажимами. Также в занятии использовались различные виды обратной связи.

До начала танцевально-двигательного тренинга и в конце была проведена диагностика уровня ситуативной и личностной тревожности (опросник Спил-бергера-Ханина), агрессии и враждебности (опросник Басса-Дарки), и осознаваемого отношения в группе (методика Столина-Шкурко, рисуночный тест «Я и группа»). Те же измерения были проведены в контрольной группе с интервалом, равным продолжительности танцевально-двигательного тренинга. По результатам исследования в основной группе после тренинга было выявлено снижение уровня ситуативной тревожности у 100% испытуемых, личностной – у 89%, снижение агрессии и враждебности – у 83%. Также в основной группе отмечалось повышение интенсивности симпатии, близости и уважения друг к другу, сплочения, наблюдалась оптимизация отношений в танцевально-двигательных группах. Математический анализ полученных результатов показал их достоверность. В контрольной группе при повторном срезе изменения уровня тревожности, агрессии, враждебности, и осознаваемых отношений в группе были незначительны и посредством математической обработки были признаны случайными. Таким образом, танцевально-двигательный тренинг может рассматриваться как метод профилактики агрессивного поведения подростков, что происходит за счет снижения уровня агрессии, враждебности, тревожности и актуализации эффективных отношений в подростковых группах

В заключение необходимо отметить, что техники ТДТ могут применяться в работе с детьми и подростками различных нозологических групп. Структура проведения танцевально-двигательных сессий зависит от актуального состояния детей и строится в учетом их психофизиологической и психоэмоциональной проблематики. Для проведения ТДТ психологи, социальные работники или врачи должны пройти соответствующее обучение.

ЛИТЕРАТУРА

1.Бандура А. Подростковая агрессия. – М.: Эскмо, 2009. – 510 с.

2. Захаров А. И. Игра как способ преодоления неврозов у детей. – СПб.: КАРО, 2006. – 416 с.

3.Змановская Е. Девиантология: психология отклоняющегося поведения: учебное пособие. - СПб., 2001. – 288 с.

4. Козлов В. В., Гиршон А. Е., Веремеенко Н. И. Интегративная танцевально-двигательная терапия. Издание 2-е. – СПб.: Речь, 2006. – 179 с.

5. Литвак А. Г. Психология слепых и слабовидящих: Учебное пособие. – СПб.: Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 1998. – 336 с.

6. Матвеев В. Ф. Психические нарушения при дефектах зрения и слуха. – М.: 1987. – 184 с.

7. Никулина И. Н. Развитие самооценки школьников с нарушениями зрения: Учебно-методическое пособие. – СПб.: КАРО, 2008. – 240 с.

8. Наталия Оганесян, Эрна Грёнлюнд. Танцевальная терапия. Теория, методика, практика. – СПб.: Речь, 2004, - 285 с.

9. Оганесян Н.Ю., Ордина М.Ю., Эйдемиллер Э.Г. Танцевальная терапия при нервно-психических расстройствах у детей и подростков мужского пола // Актуальные вопросы детской социальной и клинической психиатрии, психологии и психопрофилактики: Материалы научно-практической конференции. – СПб., 2002. - С. 37-42.

10. Оганесян Н.Ю. Танцевальная терапия как один из способов снятия стрессов и профилактики психосоматических заболеваний у детей школьного возраста // Региональная научно-практическая конференция по детской психиатрии, психотерапии и психологии «Кризис и школа». – СПб., 2003. - С. 54-58.

11. Оганесян Н.Ю. Танцевальная игра как одна из частей танцевальной терапии // Адаптивная физическая культура. –2003, № 3. - С. 11-17.

12. Оганесян Н.Ю. Танцевальная терапия в реабилитации психотических расстройств. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. – СПб, 2005. - 18 с.

13. Оганесян Н.Ю., Мавлявиева Л.И., Толошинова Д.Ю., Танцевальная терапия как новый метод в реабилитации инвалидов // Комплексная реабилитация больных и инвалидов. – 2010. - № 4 (12). - С. 66–71.

14. Мастюкова Е. М. Физическое воспитание детей с церебральным параличом: Младенческий, ранний и дошкольный возраст. – М.: Просвещение, 1991. – 159 с.

15. Потапчук А. А. Методика адаптивной физической культуры при детском церебральном параличе. Частные методики адаптивной физической культуры: Учебное пособие / Под ред. Л.В. Шапковой – М.: Советский спорт, 2003. – 464 с.

16. Толошинова Д. Ю. Динамика эмоциональных состояний у детей с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата в процессе танцевальной терапии // Психология и педагогика в инновационных процессах современного образования: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 210-летию Герценовского университета и 10-летию психолого-педагогического факультета. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2008. – С. 172.

17. Физическая реабилитация инвалидов с поражением опорно-двигательной системы: Учебное пособие / С.П. Евсеев, С.Ф. Курдыбайло, А.И. Малышев и др. / под ред. С.П. Евсеева, С.Ф. Курдыбайло. – М.: Советский спорт, 2010. – 488 с. 18. Шкурко Т.А. Танцевально-экспрессивный тренинг. – СПб.: Речь, 2002. – 192 с.

19.Шкурко Т.А. Программа танцевально-экспрессивного тренинга и комментарии к ней. Методические указания. – Ростов-на-Дону, 2004. – 197 с.